«Солнцестояние»: после хоррора

Немалая часть современных фильмов выходит из головы на следующий день после просмотра. «Солнецестояние» Ари Астера — совсем другое дело. В картине хочется разбираться и разбираться. Георгий Мелентьев рассуждает о ней в контексте современных фильмов ужасов, часто именуемых «пост-хоррорами». Пост / не пост, но это и правда что-то новое.

«Чужой»: почему тебе страшно?

И еще один фильм про космическую любовь к котикам. ИноеКино выпускают в широкий российский прокат «Чужого», которому в этом году исполняется 40 лет. Георгий Мелентьев подробно объясняет, почему нам до сих пор страшно (и страшно интересно) пересматривать великий фильм Ридли Скотта и чем он радикально отличается от сотен хорроров.

Альберт Серра: Про(в)живание в «медленном» кино

Пока все носятся с «Оскарами» и Берлинским кинофестивалем, Георгий Мелентьев советует притормозить и спокойно подумать о «медленном кино». В частности, об одном из лучших режиссеров современного арт-кино — Альберте Серра. На примере его «Смерти Людовика XIV» и «Рыцарской чести» мы попробуем разобраться, чем уникален этот киноязык.

«Ида» Павла Павликовского: останки истории

Все дороги ведут в монастырь! В прокат выходит «Холодная война» Павла Павликовского, ставшего почти что классиком после «Иды». Георгий Мелентьев вспоминает один из лучших европейских фильмов последних лет.

Первенство стиля в фильме «Она» Спайка Джонза

Субъект бессознательного появляется с интенсивным развитием науки и техники. Георгий Мелентьев рассказывает, как в фильме «Она» Спайка Джонза продолжается эта мысль через стиль и форму. Джонз снял фильм, напрямую транслирующий те принципы современного мышления, которые выстраивают определённые отношения между людьми.